Постановление Верховного Суда о порядке продажи раций


Верховный Суд Российской Федерации Дело №КАС02-165 Определение от 11 апреля 2002 г. № КАС 02-165
Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Федина А.И., членов коллегии Кебы Ю.Г., Ермилова В.М., с участием прокурора Федотовой А.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании от 11 апреля 2002 г. гражданское дело по жалобам Феофилактова И.В. и общества с ограниченной ответственностью «Скорпион+» на пункт 7 «Особых условий приобретения радиоэлектронных и высокочастотных средств», утвержденных Постановлением Правительства РФ от 17 июля 1996 года N 832, по кассационным жалобам Феофилактова И.В. и ООО «Скорпион+» на решение Верховного Суда РФ от 1 февраля 2002 года, которым в удовлетворении заявленных требований отказано. Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Федина А.И., объяснения представителя ООО «Скорпион+» Савчука И.Н., поддержавшего доводы кассационной жалобы, выслушав заключение прокурора Федотовой А.В., полагавшей судебное решение подлежащим отмене с вынесением нового решения об удовлетворении жалоб, Кассационная коллегия установила: Постановлением Правительства РФ от 17 июля 1996 года N 832 утверждены «Особые условия приобретения радиоэлектронных и высокочастотных средств» (далее — Особые условия). Феофилактов И.В. и ООО «Скорпион+» обратились в Верховный Суд РФ с жалобами на п. 7 Особых условий, предусматривающих, что реализация (поставка, оптовая и (или) розничная продажа) радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств на территории Российской Федерации осуществляется изготовителями, поставщиками и торгующими организациями на основании разрешений, выдаваемых органами службы государственного надзора за связью в Российской Федерации; не требуется разрешений на реализацию радиоприемных устройств, предназначенных для индивидуального приема программ теле- и радиовещания, передач и сигналов персонального радиовызова (радиопейджеров); изделий бытовой техники, не содержащих радиоизлучающих устройств. В обоснование заявленных требований заявители сослались на то, что оспоренное положение Особых условий издано Правительством РФ с превышением полномочий и нарушает права заявителей, возлагая на них не предусмотренную законом обязанность по получению разрешения на реализацию радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств. Верховный Суд РФ постановил приведенное выше решение. В кассационных жалобах заявители ставят вопрос об отмене судебного решения с вынесением нового решения об удовлетворении жалоб. Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Кассационная коллегия находит решение Верховного Суда РФ подлежащим отмене по следующим основаниям. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, Верховный Суд РФ исходил из того, что Правительство РФ полномочно было предусмотреть в Особых условиях необходимость получения изготовителями, поставщиками и торгующими организациями выдаваемых органами службы государственного надзора за связью в Российской Федерации разрешений на реализацию радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств на территории Российской Федерации. При этом суд сослался на часть 3 ст. 12 Федерального закона «О связи», согласно которому в целях обеспечения электромагнитной совместимости радиоэлектронных средств Правительство РФ устанавливает порядок выделения радиочастот, особые условия разработки, проектирования, строительства, приобретения, эксплуатации и ввоза из-за границы радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств, а также определяет комплекс мер по защите радиоприема от индустриальных радиопомех. Однако Кассационная коллегия считает, что приведенная судом норма федерального закона не могла служить основанием для введения Правительством РФ особых разрешений на реализацию указанных выше средств и устройств, поскольку не уполномочивала Правительство РФ устанавливать особые условия и реализации таких средств и устройств. Довод представителей Правительства РФ о том, что введение специального разрешения на реализацию радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств имеет целью обеспечение электромагнитной совместимости этих средств и устройств (положенный и Верховным Судом РФ в основу решения), не может свидетельствовать о законности п. 7 Особых условий. Во-первых, как указано выше, законодатель не наделял Правительство РФ правом вводить разрешения на реализацию радиоэлектронных и высокочастотных устройств. Согласно же ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом (при соблюдении при этом дополнительных условий). То обстоятельство, что осуществление лицами деятельности по реализации товаров (указанных выше средств и устройств) ограничено необходимостью получения специального разрешения (с соответствующей оплатой такого разрешения), не оспаривалось и представителями Правительства РФ. Во-вторых, заявители представили в кассационную инстанцию копии сертификатов соответствия, согласно которым, в частности, абонентские радиостанции подлежат сертификации на предмет соответствия их (в том числе) именно требованиям электромагнитной совместимости, в связи с чем несостоятельно утверждение представителей Правительства РФ о том, что разрешение на реализацию указанной продукции необходимо для целей обеспечения электромагнитной совместимости радиоэлектронных средств. Поскольку, как указано выше, согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены лишь федеральным законом (и лишь при определенных условиях), Кассационная коллегия считает несостоятельной ссылку суда в решении на ч. II ст. 4 Федерального закона «О связи», согласно которой не урегулированные настоящим федеральным законом отношения в области связи могут регулироваться и иными правовыми актами, принимаемыми в Российской Федерации. Не предоставляет Правительству РФ право на издание правовых актов, ограничивающих права и свободы граждан, и Федеральный конституционный закон «О Правительстве Российской Федерации», ст. 23 которого предусматривает, что Правительство РФ издает постановления (в том числе и имеющие нормативный характер) и распоряжения на основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных конституционных законов, федеральных законов и нормативных указов Президента РФ. Отказывая в признании недействительным оспоренного положения Особых условий, Верховный Суд РФ руководствовался также статьей 137 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, которая устанавливает административную ответственность в том числе и за продажу либо передачу в постоянное или во временное пользование радиоэлектронных средств или высокочастотных устройств без получения специального разрешения. Между тем приведенная норма закона устанавливает именно административную ответственность за осуществление указанной в ней деятельности без специального разрешения, если такое ограничение прав и свобод граждан предусмотрено в установленном Конституцией РФ и федеральным законом порядке. Самой же статьей 137 КоАП РСФСР такое ограничение права на осуществление реализации указанных товаров (с учетом содержания и предназначения этой нормы КоАП РСФСР) не установлено (не введено). При таких обстоятельствах Кассационная коллегия считает ошибочным вывод суда первой инстанции о том, что вопрос о получении специального разрешения на продажу либо передачу радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств решен на федеральном уровне (имея в виду правомерное решение этого вопроса), и что Правительство РФ, реализуя положения действующего законодательства, вправе было издать оспариваемый нормативный акт. Разрешая настоящий спор, Верховный Суд РФ указал в решении на необоснованность утверждения заявителей о том, что оспоренным положением Особых условий Правительство РФ фактически ввело лицензирование деятельности по реализации радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств. Однако вопрос о том, является ли введенное п. 7 Особых условий разрешение на право осуществления реализации указанных средств и устройств по существу лицензированием такой деятельности либо не является, юридического значения для настоящего спора не имеет, поскольку согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ и ст. 49 ГК РФ любое ограничение прав и свобод гражданина (при соблюдении при этом определенных условий) возможно лишь в случае, когда перечень таких отдельных видов деятельности, осуществление которых возможно лишь на основании специального разрешения, определен законом. Так как законодатель не установил необходимость получения специального разрешения на право осуществлять деятельность по реализации радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств, введение такого ограничения пунктом 7 Особых условий является незаконным, а сам акт в указанной части принят Правительством РФ с превышением имеющихся у него полномочий. Фактически, издав оспоренное положение нормативного акта, Правительство РФ подменило собой законодателя, единственно правомочного вводить такие ограничения прав и свобод граждан (в том числе и права заниматься отдельными видами деятельности). По изложенным мотивам жалоба заявителей на пункт 7 Особых условий подлежит удовлетворению (при этом подлежит признанию недействительным п. 7 указанного акта в полном объеме, поскольку второй абзац этого пункта, перечисляющий устройства и средства, которые могут реализовываться без разрешений, не будет иметь самостоятельного значения при том, что первый абзац Особых условий признается недействительным). Следовательно, вынесенное судом первой инстанции решение, которым жалобы заявителей оставлены без удовлетворения, не может быть признано законным и подлежит отмене. Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся материалов, а при разрешении возникшего спора суд неправильно применил нормы материального закона, Кассационная коллегия находит возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, вынести новое решение об удовлетворении жалоб заявителей. Руководствуясь п. 4 ст. 305, п. 4 ст. 306 и пунктами 2 и 3 ст. 307 ГПК РСФСР, Кассационная коллегия Верховного Суда РФ определила: решение Верховного Суда Российской Федерации от 1 февраля 2002 года отменить. Вынести новое решение, которым пункт 7 «Особых условий приобретения радиоэлектронных и высокочастотных средств», утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации N 832 от 17 июля 1996 года (с последующими изменениями и дополнениями), признать недействительным.
Председательствующий А.И.Федин Члены коллегии Ю.Г.Кеба В.М.Ермилов